Уведомления
Очистить все

[Закреплено] А-1-1-4 (Рисунки на теле С.А.Золотарева)

bestiarys
(@bestiarys)
Супер-модератор
А-1-1-4 (Рисунки на теле С.А.Золотарева)
 
Авторы: bestiarys & Gustav917
 

Представленные в данном исследовании изображения имеют нанесенные защитные знаки. Это сделано с целью предотвращения их использования вне связи с иными графическими и текстовыми материалами версии Слезы Вишеры, что может повлечь за собой искажение их смысла. Авторы считают, что статус этих материалов в составе версии целиком должен быть определен как "общественное достояние"*, а отдельные материалы исследования должны рассматриваться и цитироваться только в общем контексте с указанием ссылки на данный источник.

* Статья 1282 ГК РФ. Переход произведения в общественное достояние
п 2. Произведение, перешедшее в общественное достояние, может свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты авторского вознаграждения. При этом охраняются авторство, имя автора и неприкосновенность произведения.

ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ:

  1. Авторы версии считают, что единственным достоверным источником, на основании которого может быть проведено исследование графических изображений на трупе С.А. Золотарева, включая их атрибуцию и интерпретацию, является фотоизображение, полученное при фотофиксации в морге. Иные данные, представленные в материалах Уголовного дела, не могут быть признаны достаточно достоверными, поскольку не находят подтверждения данными фотофиксации.

  2. Все изображения, которые представлены на данных фотофиксации трупа С.А. Золотарева из морга, представляют собой по мнению автором версии последствия События, поскольку никаким иным образом нельзя объяснить графический характер изображений, их объем и технику исполнения, включая повреждения кожного покрова, находящиеся в непосредственной связи с графическими изображениями и являющимися их частью. Эти изображения располагаются на локализованных участках фотоизображения [зона 1], [зона 2], [зона 3] и включают в себя изображения, обозначенные как А-1-1-4-1 (Изображение фигуры "ромб" и сопутствующие линии) и А-1-1-4-2 (Татуировка с изображением «"Г.С" ДАЕРММУАЗУАЯ», букв «Г+С+П = Д»).

  3. Изображения А-1-1-4-3 (Татуировка "свеклы" и букв "+ С"), А-1-1-4-4 (Татуировка "Гена" (? «Сеня»), А-1-1-4-5 (Татуировка с изображением «пятиконечная звезда, "С" и "1921 год") с точки зрения авторов версии могут быть рассмотрены по отношению к обстоятельствам гибели группы Дятлова лишь в той мере, в которой они являются визуальной фиксацией индивидуальных характеристик личности и жизненного пути С.А. Золотарева. Прямого отношения к Событию они не имеют, поскольку представляют собой отдельные, графически-смысловые модусы, имеющие адресацию к известным гражданским, военным, специальным (включая идеологически-направленные) изображениям, описанным в источниках, следовательно, должны быть исключены из области визуальных данных для комплексного анализа, а рассмотрены как самостоятельные носители смысловой и графической информации.

  4. На основании проведенного исследования, включающего в себя: комплексный анализ графических изображений с руки С. Золотарева; выявление графических единиц, подлежащих изучению с использованием метода декомпозиции изображений; атрибуции, а также последующий синтез их смысловых модусов на основе базовых принципов феноменологии и герменевтики, предполагающих возможность истолкования значащих единиц изображения на основании привлечения дополнительного научного материала, авторами версии выдвигается обоснованное предположение, что изображения представляют собой связанное текстовое сообщение.

  5. Авторы версии считают обоснованным утверждение, что данный текст может быть отнесен по графическому характеру знаково-символического ряда к изображениям, имеющим в качестве прямого аналога древнетюркскую руническую письменность, в ее наиболее древнем графическом варианте исполнения орхонском или таласском.

  6. На основании проведенного исследования, выявленных артефактов, относимых к культуре обских угров и представленных в достоверных источниках, авторы версии обоснованно считают, что обские угры были знакомы с древнетюркской рунической письменностью и использовали ее для фиксации текстов сакрального характера. Это дает основание обоснованно предположить, что подобные знания, как элемент тайного сакрального знания, могли сохраняться в среде сакральных специалистов (шаманов), использоваться в обрядово-ритуальной практике, передаваясь из поколения в поколение. Следовательно, их актуализация могла быть вызвана необходимостью обращения к древним законсервированным ритуальным нормам в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств.

  7. Сакральные тексты обских угров отличаются большой стабильностью и особой точностью передачи в устной практике, когда одни и те же слова и выражения совпадают дословно у разных исполнителей, более того, подобное совпадение присутствует и в их записях различных временных срезов и фиксируется различными исследователями, осуществляющими записи независимо друг от друга. Данный способ передачи информации, имеющей сакральное значение, определяется тем, что только правильно произнесенный сакральный текст будет принят высшими силами. Следовательно, по мнению авторов версии, в случае наличия текстового сообщения из области сакральной практики, которой соответствует обрядово-ритуальный комплекс, аналоги этому сообщению следует искать не в актуальной культуре обских угров, а в феноменах пракультуры, включая данные сходных культур аналогичной территориальной и исторической локализации, также использующих древнетюркскую руническую письменность в обрядово-ритуальной практике.

  8. Декомпозиция, атрибуция и истолкование элементов знаково-символического ряда, выявленных на трупе С.А. Золотарева, позволяет авторам версии обоснованно утверждать, что ими была произведена дешифровка рунического сообщения, осуществленная с использованием научного аппарата, традиционно используемого в отношении подобных текстов, а также иных достоверных источников. Корректность осуществления операции по дешифровке текста нашла свое подтверждение в рамках осуществления контрольной операции дешифровки в отношении сакральных артефактов (археологического и современного), относимых к культуре обских угров.

  9. Авторы версии считают возможным сделать обоснованное предположение, что сама локализация изображения на теле (левой руке С. Золотарева) являясь сакральной надписью, адресованной к сущностям инобытия (духам) и исходя из того, что левая сторона в народной религии обских угров коррелируется именно с сущностями инобытия и соотносится с посмертными ипостасями. Сам факт осуществления данных изображений указывает на то, что они были сделаны с целью изменения сакрального статуса тела как объекта, то есть выступали способом пространственной фиксации сакральных смыслов и введением в сферу инобытия за счет изменения внешней формы / облика тела. Основное содержание обрядового действия, исходя из изложенного выше, предполагало, что изменение внешнего облика тела как объекта за счет сакрального графического изображения, приведет к принципиальному изменению его сущности за счет введения в сакральный оборот, то есть сделает возможным проведение в отношении него объема обрядово-ритуальных действий сакрального характера.

  10. Дешифрованный текст [зона 1], [зона 2] выявляет сообщение сакрального характера. Содержание данного сообщения вписывается по своему характеру и объему в контекст авторами версии реконструируемого события и представляет собой обращение к силам инобытия [зона 2] и описание сакральной сущности выполненного обрядово-ритуального действия [зона 1]. Дешифровка остальных частей текстового сообщения будет произведена авторами версии в дальнейшем.

  11.Авторы исследования, опираясь на мнение авторитетных этнографических источников, полагают, что изображения на кожу С.А.Золотарева было нанесено способом, традиционным для обских угров. Этот способ заключался в том, что само нанесение изображений представляло собой действие сакрального характера, ставящее своей целью сакральное очищение и получение магической защиты. Нанесение изображений осуществлялось путем повреждении внешнего слоя эпидермиса и создании раневого канала металлическим инструментом (нож, игла и т.п.), который мог предварительно раскаляться в пламени, с последующим втиранием в полученное углубление красящего пигмента, связанного с огнем (черный порох, сажа и т.п.) и, по некоторым источникам, смешанного с жиром животного происхождения. В результате получался контрастный, устойчивый рисунок, который, согласно верованиями обских угров, обладал сакральным значением не только в силу своих собственных качеств, связанным с его содержанием и внешним выражением, но и в силу того, каким именно способом он был создан.

  12. Одним из возможных вариантов интерпретации изображения [зона 2], является предположение, что оно содержит руническую надпись АПА-ИКЕ (или иные фонетические сочетаниями, являющимися его вариативом), то есть «Хранитель святилища Полум-Торума, являющийся главой старшего рода межфратриального объединения Полум-махум». Это говорит о лице, являющемся хранителем сакрального центра Полум-Торума, расположенного в районе локализации географических объектов, имеющих топонимическое обозначение Апсиятур, Апсия, Апсия-павыл, Найлоталт и возглавлявшем объединение Полум-сир фратриального уровня и Полум-махум межфратриального уровня. Именно в данном смысловом качестве изображение могло быть нанесено в виде последовательности рунных символов [зона 2] на тело С.А. Золотарева.

 

А-1 (С.А. Золотарев)

А-1-1 (Личность)

А-1-1 (Личность) _ раздел 1-1-4 (Рисунки на теле С.А. Золотарева)

А-1-1-4-1 (Выявление и идентификация изображений)

   А-1-1-4-1-1 (Изображение фигуры "ромб" и сопутствующие линии) [зона 1]

   А-1-1-4-1-2 (Изображение фигуры "стрелка и знак") [зона 2]

   А-1-1-4-1-3 (Татуировка с изображением «"Г.С" ДАЕРММУАЗУАЯ», букв «Г+С+П = Д») [зона 3]

А-1-1-4-2(Декомпозиция и реструктурирование изображений)

   А-1-1-4-2-1 (Декомпозиция и реструктурирование [зона 1])

   А-1-1-4-2-2 (Декомпозиция и реструктурирование [зона 2])

   А-1-1-4-2-3 (Декомпозиция [зона 3])

А-1-1-4-3 (Сакральные изображения)

   А-1-1-4-3-1 (Атрибуция)

   А-1-1-4-3-2 (Морфология)

   А-1-1-4-3-3 (Символика)

   А-1-1-4-3-4 (Герменевтика и феноменология сакрального изображения)

А-1-1-4-4 (Соотнесение сакральных изображений с аналогами)

   А-1-1-4-4-1 (Сакральные изображения на артефактах/объектах)

   А-1-1-4-4-2 (Сакральные изображение на ритуальных объектах)

   А-1-1-4-4-3 (Сакральные изображения и ритуальные действия)

А-1-1-4-5 (Цели и методы нанесения обскими уграми на тело изображений (татуировок) на основании данных этнографических источников) https://www.group1959.com/postid/19/

А-1-1-4-6 (Интерпретация значения рисунков на теле С.А. Золотарева исходя из значений слов обских угров, обозначающих категории родства и родовой принадлежности. Вариант) https://www.group1959.com/postid/18/

   А-1-1-4-5-1 (Обозначение категорий родства и родовой принадлежности)

   А-1-1-4-5-2 (Интерпретация значения рисунков, исходя из значения категорий родства и родовой принадлежности)

   А-1-1-4-5-3 (Топонимические обозначения исследуемого региона, с фиксируемой локализацией, содержащие идентичные обозначения)

Научные и иные достоверные источники:

 

А-1-1-4 (Рисунки на теле С.А. Золотарева)
Авторы версии считают необходимым заявить, что при изучении ими графических изображений на фотоизображении тела С.А. Золотарева, данные фотоизображения не подвергались никакой графической обработке, которая могла бы изменить графический (линейный) характер рисунка изображения. Прорисовка изображения осуществлялась только и исключительно в рамках выявленного графического контура.



А-1-1-4-Img-1

Авторы версии отталкиваются от базовой идеи, что одним из основных фактов, который может пролить свет на трагедию группы Дятлова, являются изображения, которые были нанесены на тела туристов, зафиксированные данными СМЭ на руке С.А. Золотарева (Акт исследования трупа Золотарева УД T1, Акт №2, лист 349-351; фото из морга) и ноге Г.А. Кривонищенко (фото из морга). Следовательно, изучение данных изображений, их атрибуция и прочтение / истолкование являются одним из основных источников, которые могут подтвердить или опровергнуть любую из предлагаемых версий.

Первичный визуальный осмотр фотоизображения, а также изучение материалов СМЭ позволяет выдвинуть следующую рабочую гипотезу:

В материалах, касающихся проведения СМЭ экспертизы в отношении трупа С.А. Золотарева (Акт исследования трупа Золотарева УД T1, Акт №2, лист 349-351, фотографии трупа С.А. Золотарева, сделанные в морге) содержатся сведения, текстовые и графические, не соответствующие друг другу, а именно, описание изображений на теле в Акте исследования трупа Золотарева не соответствует данным, получаемым при простом визуальном осмотре фотоизображения. Это дает основание делать обоснованное предположение, что единственным достоверным источником, дающим сведения о графическом характере изображений, являются данные, представленные на фотографии. Текстовой материал, содержащийся в Акте исследования трупа С.А. Золотарева (Акт №2, лист 349-351) относительно наличия, характера и содержания изображений может быть использован только как дополнительный и в случае, если он не входит в противоречие с данными визуальной фиксации. Следовательно, ряд изображений, существующих только в описаниях, а именно (Татуировка "свекла" и букв "+ С"), (Татуировка "Гена"), (Татуировка с изображением «пятиконечная звезда, "С" и "1921 год") не могут быть изучены, поскольку их существование и описание не может быть признано достоверным.
Графический и содержательный характер изображений, данных посредством фотофиксации, так же не может быть достоверно и исчерпывающе объяснен на основании материалов, представленных в УД и, следовательно, требует привлечения иных источников и методов изучения.

Источники информации (на основании фотоматериалов hibinafiles.ourproject.org:

Акт исследования трупа Золотарева УД T.1, Акт №2, лист 349-351;

Фотографии трупа, сделанные в морге;

Фотоизображения с подтвержденной достоверностью на основании.

 

А-1-1-4-1 (Выявление и идентификация изображений)

Выявление и идентификация изображений, обнаруженных в результате посмертного исследования тела С.А. Золотарева основывается на материал Уголовного дела, а именно результатах судебно-медицинской экспертизы, которые нашли отражение в Акте исследования трупа Золотарева УД T.1, Акт №2, лист 349-351 и фотографиях трупа, сделанных в морге.

В основу концепции идентификации изображений, использованной авторами версии, лежат принципы непротиворечивости, абстрактной аналитики вне имеющихся на данный момент версий, включая официальную, использование широкого контекстного поиска.



А-1-1-4-1-Img-3

   А-1-1-4-1-1 (Изображение фигуры "ромб" и сопутствующие линии) [зона 1]

Описание в УД: ОтсутствуетОписание по фото: Изображение фигуры "ромб" и сопутствующие линии.

Фото: Присутствует

Расположение: На передней поверхности левого предплечья в верхней трети [зона 1].

      А-1-1-4-1-1/1

   Предмет исследования: Идентификация изображения на основе соотнесения с известными типами татуировок по визуально-изобразительному ряду. Графический анализ изображения.

   Гипотеза: Данное изображение, в виду отсутствия аналогов в изученном авторами версии материале, не может быть идентифицировано как татуировка военнослужащих, бытовая/ гражданская или криминальная. На основании визуальных данных о характере линий (направление, насыщенность) и графической композиции, а также выявляемых смысловых единиц, данное изображение может быть разделено на четыре частично пересекающихся символа, которые могут быть идентифицированы как изображения сакрального характера, которые выявляются как в обрядовой практике обских угров, так и у иных народов в рамках территориальной и/или культурной общности с обскими уграми.



А-1-1-4-1-1/1-Img-1

      А-1-1-4-1-1/2

   Предмет исследования: Способ нанесения изображения.

   Гипотеза: Графический характер изображения позволяет предположить, что технологически оно могло быть нанесено методом рассечения эпидермиса и затирания пореза или глубокой царапины контрастным составом, изготовленным по традиционному рецепту, включающем пигмент и животный жир. Также возможен метод нанесения изображения, заключающийся в продевании иголки с ниткой, пропитанной аналогичным составом.

      А-1-1-4-1-1/3

   Предмет исследования: Отношение к Событию.

   Гипотеза: Непосредственно связано с Событием.

   А-1-1-4-1-2 (Изображение фигуры "стрелка и знак") [зона 2]

Описание в УД: Отсутствует

Описание по фото: Изображение двух фигур. Верхняя, относительно пясти руки, фигура может быть визуально идентифицирована как стреловидное изображение в виде трех линий, пересекающихся в одной точке, нижнее изображение содержит три взаимно пересекающиеся линии, имеющие в своей основе сектора деформированной окружности и сопутствующую линию.

Фото: Присутствует

Расположение: На передней поверхности левого предплечья в верхней трети непосредственно под [зона 1].

      А-1-1-4-1-2/1

   Предмет исследования: Идентификация изображения на основе соотнесения с известными типами татуировок по визуально-изобразительному ряду. Графический анализ изображения.

   Гипотеза: Данное изображение, в виду отсутствия аналогов в изученном авторами версии материале, не может быть идентифицировано как татуировка военнослужащих, бытовая/гражданская или криминальная. На основании визуальных данных о характере линий данной изображение может быть идентифицировано как сакральное, находящееся в визуальной и смысловой взаимосвязи с А-1-1-4-1-1 (Изображение фигуры "ромб" и сопутствующие линии) [зона 1]. Один из элементов изображения обнаруживает визуальное сходство с изображениями сакрального характера, относимых аналогично А-1-1-4-1-1.



А-1-1-4-1-2/1-Img-1

      А-1-1-4-1-2/2

   Предмет исследования: Способ нанесения изображения.

   Гипотеза: Графический характер изображения позволяет предположить, что технологически оно могло быть нанесено методом аналогичным изображению фигуры "ромб" и сопутствующих линий (А-1-1-4-1-1).

      А-1-1-4-1-2/3

   Предмет исследования: Отношение к Событию

   Гипотеза: Непосредственно связано с Событием

   А-1-1-4-1-3 (Татуировка с изображением «"Г.С" ДАЕРММУАЗУАЯ», букв «Г+С+П = Д») [зона 3]

Описание в УД: Татуировка с изображением «"Г.С" ДАЕРММУАЗУАЯ», букв «Г+С+П = Д»

Фото: Присутствует частично

Описание по фото: Частично не соответствует описанию, приведенному в УД. [зона 3]

Расположение: На тыле левого предплечья [зона 3].

      А-1-1-4-1-3/1

   Предмет исследования: Графический анализ изображения. Визуально-содержательный анализ изображения.

   Гипотеза: Изображение состоит из символов, которые, на основании схожести графического начертания, могут быть интерпретированы как сакральные изображения, напоминающие визуально рунические прототюркские знаки и, частично, по внешнему графическому начертанию аналогичные кириллическим символам «Д» и «М» и арабской цифре «9». Однако данное визуальное подобие не дает основание предполагать отнесение к кириллическим/арабским символическим изображениям, поскольку содержит в одном графическом блоке и иные изображения, относимые к знакам аналогичным А-1-1-4-1-1 и А-1-1-4-1-2, то есть графике сакрального характера.

      А-1-1-4-1-3/2

   Предмет исследования: Способ нанесения изображения.

   Гипотеза: Графический характер изображения позволяет предположить, что технологически оно могло быть нанесено методом аналогичным А-1-1-4-1-1 (Изображение фигуры "ромб" и сопутствующие линии).

А-1-1-4-1-3/3

   Предмет исследования: Отношение к Событию

   Гипотеза: Непосредственно связано с Событием

ВЫВОДЫ: На основании проведенного первичного визуального выявления и идентификации изображений могут быть сделаны следующие выводы:
- на левой руке С.А. Золотарева присутствует рисунок [зона 1], который может быть определен на основании сопоставления с аналогами (см. АЗ-А-1-1-4//1) исключительно как сакральный. Никаким иным образом его интерпретировать и объяснить нельзя. Можно предположить, что этом знак может быть разложен на ряд знаков его составляющих;

- С.А. Золотарев не мог сделать себе такой рисунок в качестве татуировки при жизни и добровольно, поскольку данное изображение носит религиозный характер и не может быть соотнесено с данными его биографии, следовательно, его сделал тот, кто его убил, преследуя свои цели;

- на руке присутствуют также и другие изображения, [зона 2] и [зона 3], которые могут быть объяснены только подобным образом;

- следовательно, и все остальные изображения, зафиксированные на фотоизображении в данной части тела, могут быть рассмотрены и истолкованы только как изображения, имеющие то же происхождение, то же время появление и тот же статус, поскольку имеют все признаки визуального и графического подобия;

- единственная непротиворечивая версия их появления может быть связана с сакральными действиями обских угров, которые оперировали в действиях обрядово-ритуального характера рядом сакральных изображений схожего графического рисунка, имеющих глубокие исторические и культурные корни;

- исходя из количества нанесенных знаков, степени их упорядоченности, можно обоснованно предположить, что сакральные изображения представляют собой текстовое сообщение, нанесенное носителем культуры и выполненное в соответствии с нормами этой культуры;

- текстовое сообщение, имеющее визуально-графические аналоги в том числе на сакральных объектах, относимым к археологическим культурам, должно быть основано на древних сакральных нормах, базироваться на древнем способе визуальной фиксации информации;

- графический анализ фотоизображения в [зона 3] в отношении знаков визуально воспринимаемых как «Д» и «М» (увеличение, визуальная идентификация, прорисовка, идентификация графического изображения) позволяет сделать однозначный вывод, что то, что визуально воспринимается как знаки кириллического алфавита «Д» и «М», таковыми не являются, а представляют собой совокупность иных графических изображений (знаков), прямые аналогии которых можно установить в рунических письменах тюркского и прототюркского происхождения (см. А-1-1-4-Img-2).

Изображение: Рунические письмена по [Аманжолов



А-1-1-4-1-3-Img-1

 

ВЫВОД: Комплекс изображений на левой руке С.А. Золотарева представлен изображениями, не имеющими в своей основе кириллическую или арабскую цифровую надпись. То, что мы видим и воспринимаем буквы кириллического алфавита, такие как «Д», и то, что зафиксировано в Акте как «Д», таковым не является и являться ее может, следовательно, не может существовать и остального текста с использованием кириллических или арабских графических форм. Это логический нонсенс. Непротиворечивая и логическая интерпретация изображений, выявляемых на трупе С.А. Золотарева возможна только на основе материалов, дающих возможность объяснения всего комплекса изображений одновременно, поскольку выполнены они были одновременно и, соответственно, преследовали одну цель.

А-1-1-4-2 (Декомпозиция и реструктурирование изображений)

В соответствии с проведенной идентификацией изображений как комплекса знаков, имеющих признаки внешнего сходства по ряду выявляемых признаков с руническим письмом, представляется необходимым провести идентификацию имеющих изображений. Ввиду того, что исходные фотоизображения (фотографии трупа С.А. Золотарева из морга) имеют плохое качество и это не дает возможности выявления графического рисунка методом простого визуального осмотра, а также вследствие того, что текстовое описание графического характера (морфологии) рисунков данное экспертом полностью или частично расходится с данными их визуального контроля, целесообразным представляется выполнение следующих действий, позволяющих выявить графические (морфологические) и, следовательно, содержательные характеристики изображений:

- прорисовка графики фотоизображения;

- выявление отдельных графических знаков;

- идентификация графических знаков. Под идентификацией графического знака понимается ряд операций, которые включают в себя: локализацию изображения; отделение его от фантомных и внешних визуальных шумовых эффектов, включая эффекты, вызванные субъективностью восприятия; преобразование тонового изображения в линейное на основании принципа непротиворечивости с культурным контекстом. В результате проведенной идентификации графический знак должен приобрести качественные характеристики иконического знака, то есть изображения внешняя форма которого (морфология) позволяет провести его последующую атрибуцию;

- реструктурирование изображений, то есть преобразование совокупности выявленных и идентифицированных графических знаков в знаковый ряд, который может быть далее истолкован как содержательное сообщение.
Целесообразным представляется осуществление данных действий в отношении всех выявленных изображений, которые представлены данными фотофиксации.

   А-1-1-4-2-1 (Декомпозиция и реструктурирование [зона 1])

   Изображение: Графическое изображение [зона 1]

   Предмет исследования: Выявление морфологии графических элементов и реструктурирование изображения.

   Метод исследования: Декомпозиция изображения выполнена на основании вычленения элементов, обладающих качествами целостного образа и имеющих признаки графической законченности как локализованного графического объекта. Реструктурирование предполагает представление изображения в виде связанной цепи знаков, выстроенных в логической последовательности.



А-1-1-4-2-1-Img-1

   Гипотеза: На основании приведенного исследования выявляются следующие графические элементы: Знак №1, Знак №2, Знак №3, Знак №4. Предполагаемый порядок установления взаимоположения элементов надписи основывается на том, что знаки, составляющие изображение [зона 1] являются выделенными по отношению к другим изображениям исходя из его больших, по отношению к другим графическим элементам, размеров и большей степени выраженности графического контура. Это дает возможность представлять вероятностной иерархичность и смысловое соподчинение как в отношении отдельных знаков, образующих изображение в целом, как и в отношении вычленяемых визуальных зон. Иерархичность структуры знакового ряда позволяет говорить о предустановленном порядке чтения последовательности знаков и, следовательно, наличии осмысленного текстового сообщения.

   А-1-1-4-2-2 (Декомпозиция и реструктурирование [зона 2])

   Изображение: Графическое изображение [зона 2]

   Предмет исследования: Выявление морфологии графических элементов и реструктурирование изображения.

   Метод исследования: Декомпозиция изображения выполнена на основании вычленения элементов, обладающих качествами целостного образа и имеющих признаки графической законченности как локализованного графического объекта. Реструктурирование предполагает представление изображения в виде связанной цепи знаков, выстроенных в логической последовательности.



А-1-1-4-2-2-Img-1

   Гипотеза: На основании приведенного исследования выявляются следующие графические элементы: Знак №5, Знак №6. Данные элементы, по результатам проведенного анализа взаимного расположения, находятся во взаимосвязи. Их расположение по отношению к [зона 1] и [зона 3] заставляет также предположить наличие связанного тестового сообщения, состоящего из трех самостоятельных локальных кусков.

    А-1-1-4-2-3 (Декомпозиция [зона 3])

Ввиду большого объема изображения, сложности знакового ряда, его образующего и необходимости тщательного проведения исследования в отношении как всей совокупности изображений [зона 3], так и отдельных фрагментов его образующих, авторы версии считают возможным на момент публикации данного материала ограничиться проведением декомпозиции изображений, составляющих [зона 3]. Данный материал представлен в качестве анонса. Публикация материалов, касающихся авторской версии дешифровки значений знакового ряда, будет осуществлена в дальнейшем в материалах версии.

   Изображение: Графическое изображение [зона 3]

   Предмет исследования: Осуществление декомпозиции графических элементов.

   Метод исследования: Декомпозиция изображения выполнена на основе многократной последовательной прорисовки изображения при изменении его поворотов с целью преобразования тонового изображения в линейное. Поворот изображения при отключении слоев предыдущих прорисовок линейного рисунка, позволяет минимизировать фактор субъективности восприятия как в отношении вычленения отдельных элементов, так и в отношении трактовки линейного рисунка его образующего.

Итоговый вариант: выявленные графические элементы:



А-1-1-4-Img-2

На данном изображении представлены этапы исследовательской работы (нумерация сверху вниз) позволяющие выявить рунические знаки:

I – Изображения рунических знаков, предположительно соответствующих прорисовке

II – Прорисовка рунических знаков на фоне оригинального изображения

III – Оригинальное изображение

IV – Прорисовка рунических знаков на нейтральном фоне

На основании оригинального изображения (III), полученного при помощи фотофиксации, была осуществлена прорисовка тоновых изображений с целью приведения их к линейным (II). Следующим этапом было выявление линейного рисунка рунических знаков на нейтральном поле (IV). На заключительном этапе (I) было выполнено соотнесение выявленных рунических знаков с знаковым рядом древнетюркского рунического письма.

Гипотеза: На основании приведенного исследования представляется возможным с достаточной долей достоверности делать предположение, что совокупность изображений, образующих [зона 3], представляют собой ряд локализованных графических линейных изображений, то есть знаков. Знаки образуют последовательность, которая может быть представлена как строчный порядок их расположения. По отношению к [зона 1] и [зона 2] можно также предположить наличие внутренней взаимосвязи, объединяющей их в единое целое.

А-1-1-4-3 (Сакральные изображения)
В основе материалов, представленных в данном разделе, лежат сведения из научных и иных достоверных источников. Выводы, представляемые авторами версии, базируются на общепризнанных научных фактах, изложенных в классических научных источниках, кроме того, авторы используют данные и современных научных исследованиях в рамках изучаемой проблемы. В тоже время, авторы версии не ставят своей целью написание монографии по смежной и сопутствующей проблематике. Именно поэтому основной массив сведений будет даваться со ссылкой на профильные материалы из источников, представленных в библиографическом списке использованной литературы.

Исходя из особенностей графического рисунка изображений, наличие которых было установлено на трупе С.А. Золотарева, авторы версии в качестве рабочей гипотезы выдвинули предположение, что знаковый ряд является одним из вариантов древнетюркского рунического письма. Следовательно, для его атрибуции и прочтения в качестве сообщения необходимо привлечение научных источников, дающих возможность аргументированно подтвердить или опровергнуть данную точку зрения. Подтверждение гипотезы возможно в случае получение непротиворечивых выводов по следующим основным позициям:

- Историко-культурное обоснование возможности присутствия прототюркского / древнетюркского рунического письма в регионе и его интеграции в культурную среду обских угров, включая подтверждение наличием артефактов, относящихся к сфере сакральных изображений [см. А-1-1-4-3-1 (Атрибуция)];

- Выявление графического подобия по отношению к изображениям прототюркского / древнетюркского рунического письма на основании соотнесения с данными, приводимыми в научных источниках [см. А-1-1-4-3-2 (Морфология)];

- Установление возможного культурного алгоритма использования знаково-символического ряда в обрядово-ритуальной практике обских угров на основании соотнесения с сакральной практикой народов, находящихся на аналогичной ступени исторического развития, чья обрядово-ритуальной практика включала в себя использование прототюркско или древнетюркской рунической письменности, а также рунической письменности иного культурного поля [cм. А-1-1-4-3-3 (Символика)];

- Непротиворечивое истолкование знаково-символического ряда, выявленного на трупе С.А. Золотарева, как связанного тестового сообщения на основании использования базовых принципов дешифровки и истолкования прототюркских / древнетюркских рунических надписей с использованием принципом контекстуального поиска и иных научных методов [см. А-1-1-4-3-4 (Герменевтика и феноменология сакрального изображения)].

Материалы представляются в тезисной форме со ссылкой на источники, на основании которых авторами версии был сделан соответствующий вывод.

   А-1-1-4-3-1 (Атрибуция)

      А-1-1-4-3-1/1

   Предмет исследования: Обоснование возможности обнаружения культурной общности между пракультурой обских угров и пратюркскими и древнетюркскими народами.

   Гипотеза:

- культура обских угров сформировалось под воздействием нескольких пракультур. Одной из них выступала культура местных аборигенных охотников, давшая начало фратрии Пор, в качестве второй, фратрии Мось, - пракультура степных кочевников-всадников, экспансия которых на Урал шла с юга [Бауло:2011], [Гемуев:1986], [Хайду:1985];

- регион Предуралья и Южного Урала нач.1 тыс.н.э находился в зоне влияния последовательно замещающих друг друга метакультур кочевников Евразийских степей: гунно-сарматов и древних тюрков [Боталов:2008];

- обе культуры обладали чрезвычайной культурно-политической мобильностью, что обеспечивало трансформацию иных культур и социальных общностей под их влиянием, взаимопроникновение и смешение. Это прослеживается на основании данных археологических материалов [Боталов:2008], [Мажитов:2007], [Мажитов:1973];

- одним из факторов, обеспечивающих функционирования степных метакультурных общностей, являлось использование рунической письменности, которая обеспечивала возможность коммуникации и поддержания культурных связей на обширных территориях [Боталов:2008, с.19], [Кызласов:2017], [Кызласов:1994];

Изображение: Схема распространения памятников рунической письменности [Кызласов:1994].



А-1-1-4-3-1/1-Img-1

- на основании приведенной на А-1-1-4-3-1/1-Img-1 схеме становится очевидным, что ближайшими к зоне, исследуемой авторами версии, является зона распространения енисейского, орхонского и таласского письма;

- в силу большой территориальной удаленности друг от друга и наличия местных культурных традиций, прототюркская руническая письменность, в целом имеющая общие признаки идентичности, имела различные варианты графической фиксации звукового ряда – таласский, орхонский, енисейский и другие [Аманжолов:1978]. Ряд рунических знаков, используемых в найденных артефактах, не имеет аналогов в древнетюркском руническом письме, но имеет таковые в рунических надписях предшествующих культур, например, гунно-сарматской, что соответствует, например, сохранившимся до настоящего времени венгерским рунам [Heritage:2013], [К истории:1936]. Внедрение данных элементов в целом не влияет на отнесение данного вида письменности к древнетюркской [Малов:1951], [Аманжолов:1978], [Кызласов:1994].

ВЫВОД: Представляется достаточно обоснованным предположение, что в культуре обских угров могут существовать объекты, чьи внешние формы фиксируют факт наличия рунической письменности как аутентичного элемента культуры. С наибольшей степенью вероятности, они должны принадлежать к древнетюркской рунической письменности, как более развитой и широко распространенной и относиться к сакральной сфере культуры, как наименее подверженной изменениям. В данных объектах, наряду с древнетюркскими руническими письменами, могут присутствовать и иные знаки или изображения, привнесенные местным культурным полем.

      А-1-1-4-3-1/2

   Предмет исследования: Обоснование использования пракультурой обских угров рунического письма пратюркского / древнетюркского происхождения.

   Гипотеза:

- при изучении материалов, касающихся артефактов, относящихся к сакральной сфере деятельности представленных в монографии А.В.Бауло «Древняя бронза из этнографических комплексов и случайных сборов», был выявлен сакральный объект, содержащий знаки, относящиеся к древнетюркской рунической письменности: («291.Птицевидное изображение») [Бауло:2011, 188];



А-1-1-4-3-1/2-Img-1

- способ получения данных сакральных изображений позволяет сделать вывод о том, что данные рунические знаки были нанесены изначально, в момент изготовления самого сакрального изображения. Два рунических знака, присутствующих на изображении А-1-1-4-3-1/2-Img-1 «291.Птицевидное изображение» [Бауло: 2011, С.188] были частью модели до ее отливки в форме, что исключает возможность искажения объекта последующими действиями и говорит о том, что древнетюркские рунические знаки являлись неотъемлемой частью сакрального изображения;

- совокупность из двух рунических знаков на изображении «291.Птицевидное изображение» поддается дешифровке при использовании как классического метода, применяемого в отношении древнетюркского рунического письма [Батманов:1958], [Айдаров:1971], [Аманжолов:1978] так при использовании метода силлабического (слогового) письма, который был предложен А.И. Кривошеиным [Кривошеин:2019] на основании классического «Древнетюркского словаря» [ДТ:1969] и исследований Р.Г. Левина [Левин:2013], более подробно см. [А-1-1-4-3-2(Морфология)], [А-1-1-4-3-3 (Символика)], [А-1-1-4-3-4 (Герменевтика и феноменология сакрального изображения)];

- звуковой ряд, полученный в результате дешифровки рунических знаков изображения А-1-1-4-3-1/2-Img-1 «291.Птицевидное изображение» [Бауло: 2011, С.188] позволяет сделать вывод о том, что на уровне обрядово-ритуальных действий сакрального характера обские угры использовали способ фиксации акустического ряда при помощи знаков древнетюркской рунической письменности.

Выявление рунических изображений:



А-1-1-4-3-1/2-Img-2

ВЫВОД: На основании исторического артефакта, принадлежащего сакральной культуре обских угров с подтвержденной степенью достоверности, достаточно вероятным и обоснованным представляется утверждение, что в последующие исторические периоды времени сакральная практика обских угров, отличающаяся жесткой фиксированностью ритуальных действий в отношении использования акустических и текстовых форм [Ромбандеева:2010, с.19-20], могла использовать знаки древнетюркской рунической письменности, особенно в случае обращения к древнейшим ритуальным практикам, лежащим в основе религиозной культуры, следовательно, постановка вопроса о возможности атрибуции графических изображений с тела С.А. Золотарева как древнетюркских рун правомерна.

      А-1-1-4-3-1/3

   Предмет исследования: Обоснование наличия элементов древнетюркской рунической письменности в актуальной сакральной практике обских угров.

   Гипотеза: При изучении объектов, используемых в актуальной повседневной практике обских угров, был выявлен графический элемент, атрибуция которого не позволяет его отождествить с иными графическими изображениями кроме вариантов рунического письма. Данный элемент был нанесен на объект повседневного применения, имеющий высокий сакральный статус (снаряжение, упряжь) и традиционно относимый к мужским вещам. По своему графическому рисунку и локализации, он соответствует месту расположения рунического изображения, которое может быть истолковано как сакральное, заклинательного назначения. Данный объект относится к материальной культуре манси исследуемого региона.

https://ok.ru/profile/408925866934/album/396883749558/505843865014

Наличие данного изображения в актуальной повседневной практике дает основание предположить, что элементы рунической письменности, связанные с обрядово-ритуальной или/и культовой практикой, продолжают сохраняться в среде обских угров до настоящего времени.

Дешифровка содержания этого рунического знака будет выполнена в последующих разделах.

Знак, подобный древнетюркской руне на тынщане (тынзяне):



А-1-1-4-3-1/3-Img-1

      А-1-1-4-3-1/4

   Предмет исследования: Обоснование возможности использования древнетюркской рунической письменности в религиозной обрядово-религиозной практике, в том числе и обских угров.

   Гипотеза:

- исследования в области генезиса письменности представляют два варианта ее использования: текст как способ передачи сообщения светского характера и сакральный текст как способ фиксации акустического / акустико-символического ряда религиозного характера (молитвы, обращения к области инобытия, ритуальных акустических форм). Второй вариант большинством исследователей считается изначальным и предполагает использование пиктографической [Абаев:2017], [Чернецов:1971] или рунической форм письменности [Неменьи:2005], [Слепцов:2019];

Пиктографическое изображение, содержащее элементы древнетюркских рун на священном камне Буумале [Абаев:2017]



А-1-1-4-3-1/4-Img-1

- использование рунической письменности в качестве способа осуществления непосредственно ритуального действия или действия сопутствующего ритуальному, отмечено в большинстве исследований, посвященных проблематике древнетюркской рунической письменности [Аманжолов:1978], [Батманов:1958], [ДТ:1969], [К истории:1936], [Кызласов:2013], [Малов:1951];

Руническая надпись [Кызласов



А-1-1-4-3-1/4-Img-2

- непосредственными целями ритуальных действий, сопровождающихся нанесением знаков древнетюркской рунической письменности, могли быть действия, предполагающие: установление контакта со сферой инобытия или взаимосвязи объекта / вещи с ним, что следует из трудов [Кызласов:2019], [Слепцов:2019]; включение в процессуальный характер сакрального действия – заклинания [Алили:2019], гадания на примере гадательной книги «ЫРК битиг» [Ырк:2019]; сакральные действия в отношении тела человека, включая заклинания [Столяров:2019], заклинание или сакральное овладение объектом или территорией [Ленские:2019].

Сакральное действие, предполагающее нанесение рунических знаков (меток) [Столяров: 2019]:



А-1-1-4-3-1/4-Img-3

 

Изображения, связанные с выполнением сакральных действий [Слепцов



А-1-1-4-3-1/4-Img-4

- нанесение изображений как способ осуществления религиозного действия без атрибуции отношения к прото/древнетюркской рунической письменности неоднократно фиксировалось и в отношении обских угров: в наскальных изображениях [Чернецов:1971], в отношении культовых объектов и предметов [Гемуев:1986], [Погорелов:2006], в том числе и на теле человека [Сорокин:1872], [Чернецов:1987]. К такого рода изображениям очень близко подходят тамги или катпосы обских угров [Соловьев:1885], которые также могут наноситься на сакральные объекты / предметы как часть религиозного действия, например, при осуществлении моления конкретным лицом. [Гемуев:1986], [Бауло:2016], [Бауло:2017].

Знаковое изображение на священном амбарчике [Бауло



А-1-1-4-3-1/4-Img-5

Изображение на ритуальных ложках из святилища Куль-Отыра [Гемуев



А-1-1-4-3-1/4-Img-6

Многие из этих изображений прямо адресуются по своим формальным признакам к аналогичным руническим знакам прототюркской /древнетюркской рунической письменности.

ВЫВОД: Изменение условий жизни, а вместе с ним и социально-культурного наполнения повседневной практики обских угров, вызвало утрату части традиционных ремесел, в том числе связанных с получением и обработкой металлов. Этим, а также определенного рода изоляцией от метакультурного пространства, можно объяснить исчезновение практики рунической письменности из повседневной жизни по историческим причинам, связанным с общим преобразованием культуры. Однако практика использования рунической письменности могла сохраниться как часть тайных знаний, сохраняемых шаманами для фиксации звукового ряда и словосочетаний, необходимых в обрядово-ритуальных практиках. Поскольку данная социальная группа обских угров до настоящего времени является одной из самых закрытых, в том числе и от соплеменников, то скудность информации в научных источниках, связанная с использованием ею тех или иных видов знаний легко объяснима.

      А-1-1-4-3-1/5

   Предмет исследования: Выявление культурного аналога, использующего древнетюркскую руническую письменность в исторически фиксированное время.

   Гипотеза:

- выявление культурного аналога, использующего древнетюркскую руническую письменность в актуальной практике, позволяет не только определить религиозный и обрядово-ритуальный контекст, который сопровождает выполнение рунических надписей, относимых к сакральным, но и установить религиозные и культурно-смысловые аналогии, которыми сопровождается нанесение культовой рунической надписи. Данное сакральное смысловое поле может быть спроецировано на культурный контекст обских угров с целью установления обрядового контекста, приводящего к появлению надписи и сопровождающего ее нанесение;

- в качестве такого культурно аналога целесообразным представляется использование якутской культурной общности, поскольку якутский язык относится к древнейшим языкам тюркской группы, развивался изолированно с IV н.э., сохранил устаревшие формы письменной и устной речи, включая формы силлабического (слогового) рунического письма [Бетлингк:1989], [Левин:2013], [Кривошеин:2019];

- отличительной особенностью культурного субстрата Якутии, сближающего его с культурой обских угров, также являются народная религия, базирующаяся на шаманизме, и сходные формы обрядово-ритуальной и общекультурной практики [Столяров:2019], [Слепцов:2019], [Пекарский:1958], [Ксенофонтов:1992];

- руническая письменность в Якутии в народной сакральной практике сохраняла свою актуальность до начала ХХ века, не только в плане морфологической преемственности графических форм рунических знаков [Ленские:2019], но и в отношении содержательного контекста с ними связанного, что дает возможность применения его лексической основы для дешифровки рунических текстов [Пекарский:1958], [Левин:2013], [Слепцов:2019].

Изображение: Руническая надпись на стволе дерева в Якутии [Слепцов:2019].



А-1-1-4-3-1/5-Img-1

ВЫВОД: В качестве вспомогательного материала, дающего возможность экстраполировать выводы, полученные на основе сходной культуры, находящейся на аналогичной стадии культурно-исторического развития, имеющей в качестве религиозной основы шаманизм и использующей древние формы тюркских рунических текстов в сакральной и обрядово-религиозной практике, целесообразным представляется для дальнейшего анализа использовать материалы, относящиеся к якутской рунической письменности и ее культурному контексту.

   А-1-1-4-3-2 (Морфология)

Анализ морфологии изображения предполагает установление внешнего подобия графической) линейной формы выявленных элементов с руническими знаками древнетюркского письма. Исходя из внешнего визуального изучения вариантов рунической письменности древних тюрков, наибольшие признаки подобия с выявленным по данным фотофиксации на теле С.А. Золотарева изображении, прослеживаются у орхонского варианта и, близкого к нему, якутского, что соотносится с ранее приводимой таблицей А-1-1-4-3-1/1-Img-1, показывающей ближайшие к исследуемому месту События очаги наличия памятников рунической письменности.

Изображения: Древнетюркская руническая письменность (таблица древнетюркских рун) [Аманжолов



А-1-1-4-3-2-Img-1

 



А-1-1-4-3-2-Img-2

 

Изображение: Древнетюркская руническая письменность (таблица древнетюркских рун) по [TURK



А-1-1-4-3-2-Img-3

 

Изображение: Таблица силлабария А.И. Кривошеина [Кривошеин



А-1-1-4-3-2-Img-4

В качестве примеров, доказывающих обоснованность выводов, приводится дешифровка рунических надписи, относящейся к культуре обских угров «291.Птицевидное изображение» [Бауло:2011, С.188] и рунического знака, выявленного на тынщане (тынзяне) (фотоизображение на основании данных В.Андросова) https://ok.ru/profile/408925866934/album/396883749558/505843865014

      А-1-1-4-3-2/00

   Предмет исследования: Морфология рунических знаков на изображении «291.Птицевидное изображение» [Бауло:2011, С.188].

   Гипотеза: На основании соотнесения с древнетюрским руническим письмом было выявлено подобие графического рисунка (морфемы) знаков с орхонскими рунами. Так же наблюдается его соответствие руническим знакам, выявляемых на якутских объектах, поскольку эти рунические письмена являются частным случаем орхонской рунической письменности.



А-1-1-4-3-2/00-Img-1

На основании морфологического подобия представляется вероятным, что изображение на «291.Птицевидное изображение» [Бауло:2011, С.188] представлено рунам, обозначающими звуки «К1» и «S2». Согласно таблице якутского слогового письма, данные рунические знаки могут быть обозначены как «КА» и «hери».

      А-1-1-4-3-2/01

   Предмет исследования: Морфология рунического знака, выявленного на тынщане (тынзяне) (на основании фотоизображения В.Андросова) https://ok.ru/profile/408925866934/album/396883749558/505843865014

   Гипотеза: На основании соотнесения с таблицей древнетюркского рунического письма было выявлено подобие со знаком орхонской письменности. Данная руна обозначает твердый звук «L1». Согласно якутской таблице слогового письма данный рунический знак обозначает слог «ЫЛ».



А-1-1-4-3-2/01-Img-1

      А-1-1-4-3-2/1

   Предмет исследования: Морфология Знака № 5 [зона 2]

   Гипотеза: Графический рисунок Знака №5, являющего частью [зона 2] имеет признаки графического подобия с руной, обозначающей звуки «ic» и «ci» на основании соотнесения с таблицей вариантов написания древнетюркских рун. Причем, аналогичная морфология знака соответствует как орхонскому, так и енисейскому варианту написания. Согласно таблице якутского слогового письма, данная руна обозначена как «ИЧЧИ».



А-1-1-4-3-2/1-Img-1

      А-1-1-4-3-2/2

   Предмет исследования: Морфология Знака № 6 [зона 2].

   Гипотеза: Графический рисунок Знака № 6, являющего частью [зона 2] имеет признаки графического подобия с руной, обозначающей звук «G1», что установлено при сравнении с таблицей вариантов написания древнетюркских рун. Согласно таблице якутского слогового письма данная руна обозначена как «А(Б/Г)А», где согласный звук обозначен как промежуточный «Б/Г».



А-1-1-4-3-2/2-Img-1

 



А-1-1-4-3-2/2-Img-2

      А-1-1-4-3-2/3

   Предмет исследования: Морфология Знака № 1 [зона 1].

   Гипотеза: Графический рисунок Знака № 1, являющего частью [зона 1] имеет признаки графического подобия с руной, обозначающей звук «It». Согласно таблице якутского слогового письма, данная руна обозначена как «АНТА».

      А-1-1-4-3-2/4

   Предмет исследования: Морфология Знака № 2 [зона 1].

   Гипотеза: Графический рисунок Знака № 3, являющего частью [зона 1] имеет признаки графической идентичности с руной, обозначающей звуки «ny». Согласно таблице якутского слогового письма, данная руна обозначена как «АНЫ». Кроме того, данный рунический знак может быть частично соотнесен с руной, обозначающей в орхонском руническом письме звук «g1» и, на основании графического подобия, якутского слогового письма, с руной «ХЫТ».

     А-1-1-4-3-2/5

   Предмет исследования: Морфология Знака № 3 [зона 1].

   Гипотеза: Графический рисунок Знака № 3, являющего частью [зона 1] имеет признаки графического подобия с руной, обозначающей звуки «b2» то есть мягкого согласного звука, сочетающегося с гласными «е» и «I». Согласно таблице якутского слогового письма, данная руна обозначена как «БЕ».

      А-1-1-4-3-2/6

   Предмет исследования: Морфология Знака № 4 [зона 1].

   Гипотеза: Графический рисунок Знака №4, являющего частью [зона 1] имеет признаки графического подобия с руной, обозначающей звуки «n», а также может быть отождествлен с якутским руническим знаком «ЭНЬНЬЭ» на основании соотнесения с таблицей вариантов написания древнетюркских рун.

ВЫВОД: Анализ морфологии графических изображений позволяет с достаточной степенью уверенности отождествить их по характеру линейного рисунка как с древнетюркскими орхонскими руническими письменами, так и с руническими изображениями, используемыми в сакральной культуре и обрядово-ритуальной практике Якутии, что дает возможность не только выявить звуковой ряд ими обозначаемый, но и, по принципу соотнесения с аналогами, реконструировать возможное текстовое сообщение, ими обозначаемое.

   А-1-1-4-3-3 (Символика)
Содержание любого действия обусловлено его целесообразностью и, следовательно, нанесение рунического изображение на объекты в обязательном порядке преследует некоторую цель. Само определение символа в «Диалектике мифа» [Лосев:2008], предполагает, что внешнее выражение, то есть нанесение знаково-символических изображений, фиксация их на объекте, дает возможность актуализировать содержание, поскольку посредством них оно становится привязанным к объекту, на который было нанесено изображение. Соотнесение объекта с абстрактным смыслом имело место в обрядово-ритуальной практике и выражалось в нанесении на объект пиктографического или изобразительного графического ряда, включая ритуальные рунические надписи, древнетюркские или иные.

В случае, если надпись исполнялась как текстовое сообщение, то основой выражения содержания служил смысл, который был «привязан» к каждому элементу текстового сообщения (руна, буква, пиктограмма), что прослеживается на материалах якутской культуры [Cлепцов:2019], культурных артефактах древней Бурятии [Абаев:2017], памятниках древнетюркской рунической письменности Таласа [К истории:1936], орхонских и енисейских памятниках древнетюркской рунической письменности [Малов:1951], [Аманжолов:1978], [Айдаров:1971], памятниках древней рунической письменности Венгрии [Heritage:2013], памятниках, содержащих надписи северными рунами [Неменьи:2005].

      А-1-1-4-3-3/1

   Предмет исследования: Нанесение рунической надписи как способ сакрализации объекта.

   Гипотеза: С точки зрения синкретичного мифологического мышления внешняя форма и содержание объекта находятся в неразрывной взаимосвязи. Изменение внешней формы объекта или места (пространства) должно вызвать изменение его смысловой основы, то есть выступить как способ его преобразования. Чаще всего таким преобразованием является сакрализация объекта, его введение в сакральный оборот, что видно на примере рунической надписи на бронзовом литом объекте «291.Птицевидное изображение» [Бауло: 2011, С.188], относящемся к древней культуре обских угров. Подобная практика рассмотрена, в частности, И.А. Кызласовым в отношении рунических надписей на местах молений [Кызласов:2019].
Использование древнетюркской таласской рунической надписи для введения объекта в сакральный оборот. Надпись на деревянной палочке


А-1-1-4-3-3/1-Img-1

 



А-1-1-4-3-3/1-Img-2

      А-1-1-4-3-3/2

   Предмет исследования: Нанесение рунической надписи как фиксация действия сакрального характера.

   Гипотеза: Символическое содержание рунической надписи, может представлять собой визуально свернутое обозначение действия, совершенного с объектом, которое фиксируется на нем в качестве внешнего знака и развертывается при его прочтении, скажем служит заклинанием.
Примером может служить надпись, в Горном улусе (Якутия), на жердях загона для жеребца бывшего князя Манганы Н.Т. Петрова (сер. XIX в.) в которой призван дух [Слепцов:2019].



А-1-1-4-3-3/2-Img-1

      А-1-1-4-3-3/3

   Предмет исследования: Нанесение надписи как предопределение судьбы объекта или судьбы того, кто каким-либо образом был связан с объектом.

   Гипотеза: Надпись может иметь прогностический характер, то есть, на уровне обращения к инобытию, прогнозировать или предопределять событийный контекст существование объекта. К традиционным надписям такого рода относятся эпитафии и надписи заклинательного характера, сопровождающие умершего в потусторонний мир, прогнозирующие одиссею его души в мире инобытия.
Примером подобных сакральных объектов могут служить таласские эпитафические надписи на древнетюрском языке [Талас:2019].

      А-1-1-4-3-3/4

   Предмет исследования: Нанесение надписи как способ овладения объектом.

   Гипотеза: Нанесение надписи, как способ овладения объектом, предполагает, что рунический знак/знаковый ряд, будучи нанесенным на объект, изменит его форму и тем самым преобразует его сущность, которая окажется подчиненной тому, чей рунический или пиктографический знак был нанесен. Такого рода надписи соответствуют по своему назначению владельческим знакам.

В качестве примера такого знака, аналогичного тамгам, Кызласов И.А. приводит древнетюркские рунические знаки на Енисейских скалах, соответствующие отмеченному родовому месту [Кызласов:2017].
Надпись на печати улусного главы Никиты Афанасьевич Самсонова, XIX век, Кюкэй, Сунтарский улус, Якутия [Слепцов



А-1-1-4-3-3/4-Img-1

ВЫВОД: Анализ контекста появления древнетюркских рунических надписей, как символических изображений, позволяет сделать вывод о том, что главным назначением их нанесения является изменение сущности (смысла/содержания) объекта на который они наносятся с помощью преобразования внешней формы и, как следствие, возможности управлять им на сакральном уровне.

   А-1-1-4-3-4 (Герменевтика и феноменология сакрального изображения)

Понимание / истолкование текстовой надписи, присутствующей на трупе С.А. Золотарев в виде древнетюркского рунического текста будет осуществляться на основании основных принципов понимания древних сакральных текстов, состоящих из многозначных смысловых единиц, каждая из которых сама представляет собой комплекс значений, разворачиваемый при чтении знака. Поскольку с момента активного функционирования древнетюркской рунической письменности прошел достаточно продолжительный период, то значение руны будет сопоставляться со всеми возможными значениями звукового ряда (феноменологический анализ), а выбор из ряда возможных значений – осуществляться на основании контекстного поиска, в основе которого лежит Событие (герменевтический анализ).

Основная методика поиска значений предполагает последовательное выполнение следующих действий: РУНИЧЕСКИЙ ЗНАК – СЛОГОВОЕ ЧТЕНИЕ – ВЗАИМОСВЯЗАННЫЕ ЗНАЧЕНИЯ (присутствующие на живом языке (якутский по словарю Э.К. Пекарского [Пекарский:1958]) – СОПОСТАВЛЕНИЕ С АНАЛОГАМИ (в случае их выявления) – ИСТОЛКОВАНИЕ ТЕКСТОВОГО СООБЩЕНИЯ (в целом).

Авторы версии приводят пока значения текстового сообщения только для [зона 1] и [зона 2]. Дешифровка остальной части текста будет приведена в дальнейшем.

      А-1-1-4-3-4/00

   Предмет исследования: Герменевтика и феноменология рунических знаков на изображении «291.Птицевидное изображение» [Бауло:2011, С.188].

   Гипотеза: Композиция из двух знаков, образующих изображение в соответствии с правилами чтения древнетюркских рунических текстов, читаются справа налево. Исходя из значений корней слова, которые приводятся Э.К. Пекарским [Пекарский:1958], данное слово может быть прочитано как «КА-ХЭРИ», буквально читается "кахэр", "ках", "кар", то есть крик ворона [Пекарский:1958, С.997].



А-1-1-4-3-4/00-Img-1

Пекарский так же поясняет, что такое сочетание звуков для якутского языка достаточно редко. Видимо, его использование связано с особым сакральным смыслом его употребления. У Е.И. Ромбандеевой в переводе «Песен святых покровителей» есть упоминание о волшебной птице Карысь, которая относится к высшему сакральному пантеону у вогулов [Ромбандеева:2010, С.20,460], что дает основание обоснованно утверждать, что надпись, выполненная древнетюрскими рунами и прочитанная при помощи двух методов – классического и силлабического, соответствует обозначению мифологического существа, то есть была дешифрована корректно. Следовательно, данный способ дешифровки графических изображений в отношении древнетюркского рунического текста, выявленного на теле С.А. Золотарева, может быть также дешифрован с применением этого метода.

      А-1-1-4-3-4/01

   Предмет исследования: Герменевтика и феноменология рунического знака на тынщане (тынзяне) (на основании фотоизображения В.Андросова) https://ok.ru/profile/408925866934/album/396883749558/505843865014

   Гипотеза: Изображение представлено одним знаком, помещенным на проушине. Данный знак полностью соответствует по своему графическому рисунку руне ЫЛ в ее древнетюркском (орхонском) написании. Исходя из значений корней слова, которые приводятся Э.К. Пекарским [Пекарский:1958], данная руна представляет два варианта значений: 1) брать, взять, притягивать, привлекать; 2) проникать, проходить сквозь.



А-1-1-4-3-4/01-Img-1

Использование данного изображения на тынзяне, и именно на его проушине, который считается у обских угров мужской вещью, наделенной сакральным смыслом и, в силу этого, запретным доя прикосновения женщинам, может служить веским доказательством в пользу утверждения, что обские угры не только были знакомы с древнетюркской рунической письменностью на ранних этапах истории, но и до настоящего времени используют рунические знаки с сакральными целями в обрядово-культовой практике. Следовательно, тезис о том, что на тело С.А. Золотарева ими были нанесены древнетюркские рунические изображения с обрядово-ритуальной целью наличием данного изображения подтверждается.

      А-1-1-4-3-4/1

   Предмет исследования: Руна «ИЧЧИ» [зона 2]. Значение.

   Гипотеза: На основании словаря Э.К.Пекарского [Пекарский:1958]



А-1-1-4-3-4/1-Img-1

 



А-1-1-4-3-4/1-Img-2

можно выявить следующий набор значений: дух, дух-властитель, дух природного объекта/ вещи/ явления природы.

Эти данные дополнительно подтверждаются сакральными изображениями на объектах, которые исследователями приводятся и дешифруются как обращение к духу, духу-покровителю, высшей сакральной сущности.

      А-1-1-4-3-4/2

   Предмет исследования: Руна «А(Б/Г)А» [зона 2]. Значение

   Гипотеза: На основании словаря Э.К.Пекарского [Пекарский:1958]
можно выявить следующий набор значений: 1) отец, старший родственник; 2) род; 3) причина гнева, досада, горечь; 4) род, который может причинить человеку вред (вследствие своей силы).



А-1-1-4-3-4/2-Img-1

      А-1-1-4-3-4/3

   Предмет исследования: Сочетание рун «А(Б/Г)А» + «ИЧЧИ» [зона 2]. Содержание надписи

   Гипотеза: Содержание рунической надписи [зона 2], в целом, читается справа налево, может быть прочитано как:

ОТЕЦ ДУХ либо

МОГУЩЕСТВЕННЫЙ ДУХ

РАЗОЗЛЕННЫЙ ДУХ-ВЛАСТИТЕЛЬ

Оба варианта представляются одинаково вероятными.



А-1-1-4-3-4/3-Img-1

      А-1-1-4-3-4/4

   Предмет исследования: Руна «АНТА» [зона 1]. Значение

   Гипотеза: На основании словаря Э.К.Пекарского [Пекарский:1958] можно выявить следующий набор значений: в сторону, прочь, дальше, туда, там.



А-1-1-4-3-4/4-Img-1

      А-1-1-4-3-4/5

   Предмет исследования: Руна «АНЫ»/«ny»/ «ХЫТ» [зона 1]. Значение

   Гипотеза: На основании словаря Э.К.Пекарского [Пекарский:1958] можно выявить следующий набор значений:

для «АНЫ»: 1) доля, сторона, часть; 2) определять, назначать, предписывать; 3) предопределять, предназначать; 4) посвящать; 5) что-либо назначать себе
для «ny»: дух, часть имени (шамана) означающая дух,
кроме того, упоминается его употребление сказителями перед началом рассказывания волшебных сказок, как призвание духа/духов.

Необходимо заметить, что звучание руны как слог «ХЫТ» является устаревшим, именно поэтому в словаре Пекарского на начало ХХ века данное значение отсутствует, однако оно используется учеными, специализирующимися на дешифровке древнетюркских рунических текстов [Ленские:2019].
для «ХЫТ»: дом, владение



А-1-1-4-3-4/5-Img-1

 



А-1-1-4-3-4/5-Img-2

      А-1-1-4-3-4/6

   Предмет исследования: Руна «БЕ» [зона 1]. Значение

   Гипотеза: На основании словаря Э.К.Пекарского [Пекарский:1958]
можно выявить следующий набор значений: 1) тело, туловище, туша; 2) существо, личность, особа.



А-1-1-4-3-4/6-Img-1

      А-1-1-4-3-4/7

   Предмет исследования: Руна «ЭНЬНЬЭ» [зона 1]. Значение

   Гипотеза: На основании словаря Э.К.Пекарского [Пекарский:1958].
можно выявить следующий набор значений: 1) очищать себя; 2) очищать себя водой, 3) смывать с себя все; 4) правильный годный; 5) соответственный, соразмерный; 6) гармония; 7) старое русло реки, соединяющееся с основным только в половодье.
Данная руна также присутствует в печати, означающей знак сборщика налогов и того, кто осуществляет управление, распоряжается.



А-1-1-4-3-4/7-Img-1

 



А-1-1-4-3-4/7-Img-2

      А-1-1-4-3-4/8
   Предмет исследования: Сочетание рун «ЭНЬНЬЭ» + «БЕ» + «АНЫ»/«ny»/«ХЫТ» + «АНТА» [зона 1]. Содержание надписи

   Гипотеза: Содержание рунической надписи [зона 1], в целом, читается справа налево, может быть прочитано как:



А-1-1-4-3-4/8-Img-1

ВЫВОД: На основании синтеза содержания текстовых фрагментов, взятых отдельно по [зона 1] и [зона 2] и существующих как древнетюркская руническая надпись, было установлено, что фрагменты текста представляют собой осмысленные сообщения сакрального характера. Общий смысл этих текстовых фрагментов связан с идеей обращения к духу-властителю (покровителю) и действиями в отношении тела/личности, предполагающими очищение и изгнание некой сущности, призвание духа/духов. Данные смысловые фрагменты не выходят за рамки предполагаемо контекста появления рунической надпись на трупе С.А. Золотарева, следовательно, своим наличием подтверждают Событие.

А-1-1-4-4 (Соотнесение сакральных изображений с аналогами)
Соотнесение сакральных изображений с аналогами будет осуществляться в отношении рунических и пиктографических надписей и изображений, имеющих место в культуре и культовой практике как обских угров, так и у иных культур (северные рунические надписи, венгерские рунические надписи, надписи на Урале).

   А-1-1-4-4-1 (Сакральные изображения на артефактах/объектах)

   Предмет исследования: Сакральные изображений на артефактах. Контекст появления

   Гипотеза: Сакральные изображения на артефактах/объектах, не имеющих непосредственного отношения к собственно ритуальным действиям, преследуют следующие основные цели:

- Обозначение владельца вещи (владельческие изображения). Такое изображение, как правило связано с личным знаком хозяина, его обозначением во внешнем мире посредством знака: тамга, катпос, печать. Предположительно такое обозначение присутствует на элементе упряжи, фотоизображение которой приводится .Андросовым https://ok.ru/profile/408925866934/album/396883749558/491388565430 (см. А-1-1-4-4-1-Img-1), относимое им к сосьвинским манси.



А-1-1-4-4-1-Img-1

- Изображения заклинательного характера, которые должны обеспечить благополучие. хозяина вещи. Изображение надписей на ритуальной ложке [Гемуев:1986].



А-1-1-4-4-1-Img-2

   А-1-1-4-4-2 (Сакральные изображение на ритуальных объектах)

   Предмет исследования: Сакральные изображения на ритуальных объектах, которые используются в обрядово-ритуальной практике.

   Гипотеза: Сакральные изображения, которые используются в обрядово-ритуальной практике, как правило носят характер усиления магических и/или сакральных свойств ритуального объекта. В качестве примера такого объекта можно привести деревянные мечи с нанесенными на них сакральными изображениями, носящими магический характер. В качестве примера такого ритуального объекта можно привести деревянные мечи с нанесенным на них руническим текстом. Такие мечи использовались для обряда изгнания злых духов, причем данная практика зафиксирована и среди обских угров во второй половине ХХ века тремя источниками – публицистическим [Погорелов:2006] и научными [Гемуем:1986], [Бауло:2016]. Введение описания артефакта в научный оборот сопровождалось графической и фотофиксацией артефакта (см. А-1-1-4-4-2-Img-2), а также указанием его особой сакральной значимости. Текст С.В.Погорелова [Погорелов:2006], который приведен ниже, однозначно объясняет сакральное предназначение данного артефакта у обских угров – обряд изгнания злых духов.
Пример такого меча приводит Геза фон Неменьи «Деревянный меч из Арума, Фрисландия» [Неменьи:2005, С.344]. Несмотря на то, что автором приводится дешифровка надписи как «Для Эди, гонца» или «(Да) вернется гонец», данная надпись представляет собой вполне осмысленный и содержательный текст при его дешифровке с использование древнетюркской рунической письменности на основании слогового чтения [Кривошеин:2019] c последующим поиском соотнесенных значений по словарю якутского языка [Пекарский:1958]. В соответствии с европейскими правилами чтения (что подтверждается направлением знаков) текст читается слева-направо.

Первые три руны:

БЕ-ЭНЬНЬЭ (сверху между)-АНТАХ

В соответствии с выявленными значениями данная надпись может быть дешифрована как:

ТЕЛО (ЛИЧНОСТЬ)-ОЧИЩЕНИЕ-ПРОЧЬ

поскольку руна тело/личность два раза перечеркнута, то можно было бы предположить и наличие уточняющей характеристики

расчленение тела/личности/сущности - очищение - отправление прочь ...

Такое содержание надписи для ритуального меча, используемого для обряда изгнания злых духов, представляется очень актуальной. Эти три знака (в составе четырех [зона 1]) также присутствуют на теле С.А. Золотарева в надписи, это дополнительно подтверждает, что выполненная руническая надпись на его теле носила сакральный характер и была связана с обрядом очищения и изгнания некой злой сущности.


А-1-1-4-4-2-Img-1

Фото и рисунок такого деревянного меча приведены в текстах исследованиях И.Н. Гемуева [Гемуев:1986] и А.В. Бауло [Бауло



А-1-1-4-4-2-Img-2

   А-1-1-4-4-3 (Сакральные изображения и ритуальные действия)

   Предмет исследования: Сакральные изображения, полученные в процессе осуществления ритуальных действий.

   Гипотеза: В процессе выполнения ритуальных действий также могут наноситься изображения на объект. Данные действия, как правило, связаны с фиксацией самого факта выполнения обрядово-ритуальных действий, либо его отдельных этапов и действий. Использование такого подхода связано с представлением, что ритуальное действие, заклинание, обряд приобретает дополнительную силу в случае, если он визуализирован и отмечен материально, в материальных формах. На том основаны действия, связанные с нанесением зарубок по числу присутствующих на обряде участников [Гемуев:1986] или числу посетивших святилище, зарубка служит своеобразным знаком подлинности действия. К такого рода изображениям традиционно относят надписи и пиктограммы на скалах [Чернецов:1971].

ВЫВОДЫ: На основании материала, приведенного выше, можно сделать вывод о том, что древнетюркские рунические тексты не являются совершенно уникальным способом фиксации информации обрядово-ритуального характера. Они имеют многочисленные аналоги как у народов письменной, так и дописьменной культуры, причем общие принципы применения в тех или иных ситуациях являются сходными у различных культур, что дает основание использовать принципы аналогии и экстраполяции по отношению к объектам в ритуальной практике обских угров.

 

АНАЛИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ:

      АЗ-А-1-1-4//1 (Графические изображения сакрального характера, являющиеся аналогами знаков [зона 1], присутствующих на левой руке С.А. Золотарева)

Письменный памятник Талас II [TYRIK



АЗ-А-1-1-4//1-Img-1

 

Древнетюркская руническая надпись (Хангаласская надпись) на Ленских столбах (Якутия) сакрального характера. Содержит три руны из числа выявленных [зона 1] на теле С.А. Золотарева [Ленские



АЗ-А-1-1-4//1-Img-2

 

НАУЧНЫЕ И ИНЫЕ ДОСТОВЕРНЫЕ ИСТОЧНИКИ:

https://www.group1959.com/forum/библиография/библиография-текстовые-источники/#post-23

https://www.group1959.com/forum/библиография/библиография-электронные-ресурсы/#post-24

 

 

ОтветитьЦитата
Topic starter Размещено : 08/09/2020 2:31 дп
Поделиться: